В фокусе
Читать
ГлавнаяРубрикиПрограммное обеспечениеСофт под давлением
17.10.2019

Софт под давлением

Темп роста экспорта программного обеспечения из РФ за последний год сократился более чем в полтора раза. Причина — западные санкции, неспособность российских программистов завоевывать наиболее маржинальные ниши и поглощения российских софтверных компаний иностранными корпорациями. Работа российских программистов продолжает пользоваться спросом за рубежом, однако рост зарубежных продаж софта существенно замедлился. Об этом говорится в результатах очередного исследования, представленного ассоциацией «Руссофт», которая объединяет в РФ наиболее активных разработчиков и экспортеров программного обеспечения (ПО). Согласно данным «Руссофт», по итогам прошлого года объем зарубежных продаж российских софтверных компаний достиг 9,68 млрд долларов, это на 10% больше, чем годом ранее. Авторы исследования констатируют явное замедление динамики роста экспорта российского ПО: в прошлом году он показал самое низкое увеличение за последние шесть лет: экспортные поставки сократились более чем в полтора раза по сравнению с 2017 годом, когда прирост составил 16% (см. график).

Имиджевые потери

На торможение прироста продаж российского программного обеспечения за рубежом в первую очередь повлияли санкции, которые в последнее время особенно усиливаются в отношении российских высокотехнологических компаний. «Снижение темпов связано с недоброжелательным отношением к российским компаниям в США и ЕС, а рынки этих стран до сих пор являются основными зарубежными рынками сбыта для отечественных разработчиков, они дают более 70 процентов их совокупного экспорта, — рассказал на пресс-конференции Валентин Макаров, президент некоммерческого партнерства “Руссофт”. — Негативное отношение проявляется в прямых запретах государственным структурам закупать российское ПО, в применении санкций против ряда российских компаний, а также в негативном представлении в СМИ этих стран всего, что связано с Россией». За последний год за рубежом вступил в силу ряд официальных запретов на приобретение российского программного обеспечения. В частности, в октябре прошлого года в США заработал официальный закон, запрещающий правительственным органам США использовать программную продукцию российской компании «Лаборатория Касперского», поскольку она якобы является «угрозой национальной безопасности США». Одновременно в конце 2018-го американские власти официально ввели санкции против ряда других российских производителей программного обеспечения, таких как «Инфотекс» и «Сайрус системс», сотрудничество с которыми официально запрещено американскому бизнесу. В результате ограничений деятельность этих компаний в США серьезно пострадала: объемы продаж «Лаборатории Касперского» в США за последний год рухнули на 25%, а крупные международные клиенты компании «Инфотекс» (в частности, ряд банков), по данным профильных СМИ, заявили о замораживании переговоров о дальнейшем сотрудничестве.

Все это привело к тому, что российские программисты теперь предпочитают скрывать свое российское происхождение. Они регистрируют фирмы с иностранными названиями, например на территории США или Великобритании, и позиционируют себя как местные производители программных решений. Например, российская компания Conundrum, которая успешно внедряет на крупных иностранных предприятиях программные решения для предотвращения поломки сложного оборудования, основанные на технологиях искусственного интеллекта, в последнее время позиционирует себя как компания из Великобритании с головным офисом в Лондоне.

Впрочем, в некоторых странах, особенно европейских, у местного бизнеса уже заметно раздражение по поводу антироссийской истерии. Представители российских софтверных компаний рассказывают, что, например, в Германии бизнесмены открыто сочувствуют российскому ИТ-бизнесу и выражают готовность приобретать российское программное обеспечение. Одновременно для российских компаний открывается больше возможностей в странах с развивающимися экономиками. Ведущие российские ИТ-компании говорят, что за последний год им удалось существенно расширить свое присутствие на Ближнем Востоке, в Турции, Африке, Латинской Америке, Азиатско-Тихоокеанском регионе. Например, за последний год офисы в Бразилии и Аргентине открыла российская компания SearchInform, специализирующаяся на программных решениях в области безопасности. А крупный российский разработчик систем хранения данных Raidix за последний год серьезно расширил свою партнерскую сеть в Юго-Восточной Азии — в частности, компания начала успешные продажи в Индонезии.

Недружественные поглощения

Еще одна тревожная тенденция связана с тем, что российские компании активно поглощаются зарубежными корпорациями, которые таким образом стремятся развивать перспективные для них направления деятельности. За последний год было объявлено сразу о нескольких крупных сделках. Так, в прошлом году петербургская компания Transas, один из крупнейших российских производителей навигационного программного обеспечения и оборудования для морского пароходства, была поглощена за 210 млн евро финским машиностроительным концерном Wärtsilä — крупной компанией, специализирующейся на выпуске двигателей и прочего оборудования для судов. Представители Wärtsilä заявляют, что поглощение позволит им развивать направление Smart Marine Ecosystem — умных морских экосистем для обеспечения взаимодействия умных судов с умными портами на основе интеграции баз данных и облачных технологий.

К другим крупным поглощениям последнего времени можно отнести приобретение российского разработчика кросс-платформенных решений компании Parallels крупной канадской корпорацией Corel. Сумма сделки не называется, но наблюдатели отмечают, что в последнее время Corel консолидирует различные софтверные бизнес-направления и покупка Parallels призвана усилить продуктовую линейку компании в области виртуализации.

Наконец, громким событием текущего года стало объявление о том, что один из крупнейших российских разработчиков ПО на заказ компания Luxoft переходит под контроль американской ИТ-корпорации DXC Technology за внушительные два миллиарда долларов. Luxoft — один из крупнейших российских производителей программных решений, который имеет более 12 тысяч сотрудников в 39 отделениях в 19 странах. Согласно официальному заявлению нового собственника, объединенная компания будет завоевывать новых клиентов в мировом автопроме и в финансовой сфере. «В автопроме объединенная компания будет обслуживать более 20 производителей и OEM-клиентов в Северной Америке, Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также крупнейшие финансовые компании в Европе, Северной и Южной Америке», — говорится в официальном заявлении.

Переход крупных российских компаний под контроль иностранных предприятий многие участники рынка оценивают в основном негативно. «Переход компании Transas в собственность финского холдинга — негативное для России событие, эта компания имела реальный шанс стать визитной карточкой всего российского бизнеса на мировой арене — стать брендом уровня Kaspersky или Yandex. У нас был шанс превратить “Транзас” в мощный русский бренд уровня Nokia, но мы его потеряли, и это удар по имиджу России», — считает Валентин Макаров из «Руссофт».

«Наблюдаемый сегодня процесс приобретения российских компаний иностранцами — это отрицательный тренд, — согласен Юрий Овчаренко, заместитель генерального директора компании EPAM. — С поглощением российских компаний мы можем потерять перспективы дальнейшего развития независимых конкурентных продуктов».

Не меньше представителей российской ИТ-индустрии беспокоит усилившийся интерес к российским компаниям со стороны китайских корпораций. «Huawei недавно заявила о планах приобретении ряда российских производителей софта. Одно дело, если российской компании дадут развиваться в рамках нового концерна. Но в случае с китайцами это чаще выглядит как хэдхантинг, который представляет собой просто переманивание квалифицированного персонала и утечку новых перспективных технологий», — отмечает Игорь Никифоров, генеральный директор компании BCC.

С другой стороны, многие игроки убеждены, что поглощения — это нормальный для мировой практики процесс, бояться его не следует, в любом случае это лучше, чем массовый отъезд российских программистов за рубеж. «Поглощение компании крупным игроком часто дает новые возможности тем, кто в ней работает, — отмечает Владимир Литошенко, старший вице-президент компании First Line Software. — Но весь вопрос в том, смогут ли поглощенные компании иметь возможность вести собственные технологические разработки».

«Проникновение иностранного капитала в российский бизнес — естественный и нормальный для мировой экономики процесс, — продолжает Дмитрий Рогов, директор по технологическому развитию компании “АйДи — Технологии управления”. — Увы, наше развитие в ряде областей, включая хайтек и ИТ, носит догоняющий характер, когда мы заимствуем передовые разработки из-за рубежа, потом догоняем и где-то перегоняем Запад и вновь начинаем отставать, после чего цикл повторяется. Россия сейчас в силах предложить Западу свои сильные стороны в технологиях программирования — это основывается на высоком уровне компетенций разработчиков ПО и появлении в России ряда программных продуктов высочайшего уровня. Понятно, что это привлекает внимание со стороны крупного бизнеса на Западе. Ничего плохого ни для одной из сторон в этом процессе я не вижу, так устроен бизнес в сфере ИТ по всему миру».

В поисках маржинальности

В прошлом году динамика прироста экспорта софта оказалась самой низкой за 6 лет  26-02.jpg

В прошлом году динамика прироста экспорта софта оказалась самой низкой за 6 лет

Большая проблема для российского экспорта ПО — его «беззубость» в плане освоения наиболее маржинальных сегментов рынка. Уже не раз отмечалось, что большинство российских экспортных компаний делают софт на заказ и позже он появляется на рынке уже под другими брендами, так что основной доход от его продажи получают западные компании, которые умеют тот или иной программный продукт красиво «упаковать» и продать.

Наиболее высокие доходы разработчикам приносят продажи и внедрение ПО в корпоративном секторе. По словам Юрия Овчаренко из EPAM, здесь хорошо оплачиваются не столько сами программные продукты, сколько услуги консалтинга, когда ИТ-специалисты предлагают компаниям пути оптимизации бизнес-процессов с помощью ИТ-решений. Маржа в этом секторе мирового ИТ-рынка может достигать сотен процентов, и некоторые российские компании вроде EPAM пытаются сюда пробиться, но большинству пока не хватает весомой репутации и навыков маркетингового продвижения. «Западный рынок корпоративного софта сам по себе крайне замкнут, пробиться туда очень сложно, — отмечает Юрий Латин, генеральный директор компания Bell Integrator. — Вы можете хоть вдвое дешевле предлагать свое решение, которое будет одновременно вдвое лучше западного аналога, но ваши шансы все равно будут невысокими, так как здесь действует в первую очередь бренд совокупного Запада, а он, увы, многократно сильнее. И даже если вы будете предлагать свое решение хоть в десять раз дешевле, вас просто не будут воспринимать всерьез».

«Выход в самые маржинальные сегменты мирового ИТ-рынка типа консалтинга или продвижения своих продуктов — это более сложная задача, — соглашается Сергей Вихарев, директор технологической практики в риск-консалтинге KPMG в России и СНГ. — В этой модели от продажи высококвалифицированных ресурсов необходимо перейти к построению полноценного продуктового бизнеса со взрослым маркетингом, поддержкой и конкуренцией. Таких компаний сейчас в России единицы».

Впрочем, даже с учетом упомянутых трудностей экспорт ПО из России в ближайшее время будет продолжать расти: по прогнозам «Руссофт», в текущем году экспортные поставки российского ПО должны превысить 11 млрд долларов, увеличившись примерно на 15%. Связано это в первую очередь с тем, что в целом мировой рынок программного обеспечения активно растет. «Потребность в разработке софта увеличивается по всему миру, что приводит к значительному удорожанию ИТ-специалистов, в первую очередь программистов, — отмечает Сергей Вихарев. — Ведущие мировые компании — разработчики ПО решают проблему себестоимости открытием филиалов в местах с более низкими зарплатными ожиданиями или приобретают доступные по цене программные продукты. В этом смысле спрос на российские программные решения будет расти и дальше. Одновременно формирование на территории РФ пула разработчиков с широким международным опытом — хорошая основа для создания собственных российских софтверных гигантов с возможным будущим на международных рынках».

В свете происходящей сегодня цифровой революции в экономике создание и развитие национальной ИТ-индустрии — крайне важная задача. В настоящее время российским производителям ПО оказывается поддержка со стороны государства: для них действует ряд налоговых льгот, та же ассоциация «Руссофт» активно включается в «информационную войну» за рубежом, и т. д. Однако российские экспортеры говорят, что этого мало. В частности, им (как, впрочем, и всем компаниям на российском рынке) крайне не хватает источников доступного финансирования, чтобы можно было реализовывать перспективные технологические идеи; в этом наши компании сильно проигрывают иностранным конкурентам, имеющим другие финансовые возможности. Еще российские производители ПО жалуются, что на своем домашнем рынке крупные компании в РФ, в том числе с государственным участием, часто с подозрением относятся к российским разработкам софта и предпочитают приобретать программные продукты у зарубежных производителей с громкими именами.

Источник.
Версия для печати139 просмотров.
Оцените статью по: