В фокусе
Читать
ГлавнаяРубрикиИнновационные концепции и технологииМинпромторг придумал 5 направлений цифровой трансформации обрабатывающей промышленности России
23.07.2021

Минпромторг придумал 5 направлений цифровой трансформации обрабатывающей промышленности России

Минпромторг разработал стратегию цифровой трансформации обрабатывающих отраслей промышленности до 2030 г. В нее входит пять направлений развития, среди которых — внедрение отечественного ПО, создание биржи компетенций и национальной системы стандартизации. Однако министерство называет и риски трансформации, среди которых безработица, отток российских кадров в представительства зарубежных компаний и вероятность техногенных аварий. Эксперты также отмечают, что данной стратегии может быть недостаточно.

Пять направлений цифровой трансформации

Как выяснил CNews, Минпромторг разработал стратегию цифровой трансформации обрабатывающей промышленности до 2030 г. В нее входят пять направлений трансформации, которые в документе, опубликованном на сайте министерства, названы проектами.

Проект «Умное производство» предполагает формирование эффективной инфраструктуры и системы поддержки внедрения отечественного программного обеспечения (ПО) и программно-аппаратных комплексов.

В стратегию также включено создание национальной системы стандартизации и сертификации, базирующейся на технологиях виртуальных испытаний (проект «Цифровой инжиниринг»). Речь идет о разработке универсальных маркетплейсов с ресурсами для создания и реализации продукции, а также о формировании единых форматов данных (библиотек).

В стратегию входит переход к кастомизированной промышленной продукции и ремонтам по состоянию (проект «Продукция будущего»). В документе речь идет о переходе к модели гибкого конвейерного производства, внедрении технологии предиктивной аналитики для перехода от «ремонта по регламенту» к «ремонту по состоянию».

Проект «Новая модель занятости» предполагает создание биржи компетенций и сервисов, обеспечивающих повышение производительности труда.

Стратегия, в том числе, включает переход к цифровому госуправлению. Имеется в виду оказание услуг господдержки с использованием инфраструктуры цифровых платформ, а также создание межотраслевых моделей данных (дата-сеты для использования предприятиями и ИТ-компаниями).

К каким результатам приведет стратегия

К 1 января 2022 г. Минпромторгом будут сформированы не менее 550 цифровых паспортов системообразующих промышленных предприятий, к концу 2024 г. — не менее 9 тыс. До мая 2022 г. Минпромторг совместно с Минцифры, Минфином, Минэкономразвития и ФАС установят условия допуска иностранного инженерного ПО при осуществлении закупок (запреты, ограничения, квоты, преференции при покупке отечественного ПО). До этого времени уже будут внесены изменения в нормативные правовые акты в части установления условий допуска.

Согласно документу, к 2024 г. стратегия приведет к показателям в 30% (к 2030 г. — 50%) высококвалифицированных работников, занятых в промышленности, которые получают заказы с использованием цифровых платформ (маркетплейсов). Также на 25% сократятся затраты на обслуживание высокотехнологичной продукции и на 45% будет сокращено время вынужденного простоя производственных мощностей. В 1,5 раза сократятся сроки вывода высокотехнологичной продукции на рынок и на 30% сроки окупаемости инвестиций в российские промышленные предприятия. К 2030 г. промышленное производство будет выпускать не менее 70% высокотехнологичной продукции, а эффективность работы оборудования повысится в два раза и в 2,5 раза снижены затраты предприятий на разработку и вывод продукции.

На момент публикации материала представители Минпромторга не смогли ответить CNews на вопрос о размерах финансирования мероприятий стратегии.

Контролировать реализацию стратегии будет Правительство на основании доклада Минпромторга, говорится в документе.

Риски стратегии

Среди рисков Минпромторг выделяет, например, социальные, к которым относится сохранение вредных производств, травматизм, скрытая безработица и отток кадров с российских предприятий в зарубежные. Помимо этого, министерством отмечается высокий уровень межрегиональных различий в развитии инфраструктуры, кадрового потенциала, качества государственных институтов, что может снизить общий эффект от предпринимаемых мер по стимулированию цифровой трансформации промышленности.

Также существуют экономические риски, которые обусловлены «неудовлетворительным текущим финансовым положением значительной части промышленных компаний» (низкая прибыльность или убыточность текущего производства), высокой финансовой нагрузкой на компании (практически все компании на данный момент имеют значительные портфели кредитов), сложностью возврата кредитов из-за больших сроков окупаемости и отсутствием свободных оборотных средств для осуществления программ цифровой трансформации.

С учетом того, что степень износа основных фондов в обрабатывающих отраслях промышленности составляет около 60%, велика вероятность техногенных аварий и нанесения ущерба окружающей среде, а также возникновения дополнительных расходов при создании новых и техническом перевооружении старых производств, говорится в документе.

Текущий уровень технологического развития в России

В обрабатывающую промышленность входит черная и цветная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение и металлообработка, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность, стекольная и фарфоро-фаянсовая промышленность, пищевая и микробиологическая промышленность, медицинская, а также полиграфическая промышленность.

Доля российского рынка ни по одному из ключевых классов систем не превышает 30% — это крайне низкий показатель для решения таких задач как обеспечение преобразования промышленности посредством внедрения отечественных программных продуктов, отмечается в документе.

К проблемам промышленных предприятий при осуществлении функций по цифровому проектированию относится полная или частичная импортозависимость, сложности с взаимодействием предприятий в части интеграции из-за разных форматов данных, несоответствие ПО необходимому уровню информационной безопасности.

В обрабатывающей промышленности министерство также отмечает низкую производительность труда, нерациональное использование ресурсов, низкую эффективность производственных мощностей, высокую долю брака, длительный цикл вывода продукции на рынок, высокую стоимость владения продукцией, а также высокие трансакционные издержки и сложность формирования ответственных кооперационных цепочек.

Мнения участников рынка

«Безусловно, сильной стороной стратегии является комплексность подхода к стимулированию цифровой трансформации, которая отражена в тезисе о том, что “важно не ограничиваться мерами прямой финансовой поддержки”, — рассказал CNews Сергей Иванов, технический директор Группы “Т1”. — Справедливо, что такие меры сами по себе, в отрыве от институциональной среды, не принесут ожидаемого эффекта».

Иванов отметил, что цифровизация обрабатывающей промышленности развивается в настоящий момент крайне неравномерно. Например, в высокотехнологичных областях обработки уровень зрелости «сквозной автоматизации» и «реализация промышленных товаров через интернет» крайне высоки, а технологии роботизации и интернета вещей только начинают активно использоваться, пояснил он.

«В обрабатывающей промышленности, например, в нефтегазовой и химической отраслях, цифровизация охватила большинство крупных игроков рынка, — рассказал CNews Игорь Зельдец, директор по развитию бизнеса "Крок" в нефтегазовой и химической промышленности . — Однако говорить о полноценной цифровизации отрасли пока рано. Даже компании-драйверы все еще сфокусированы на повышении эффективности базовых производственных процессов, и лишь единицы используют “цифру” для создания новых бизнес-моделей».

«Точно и откровенно сформулированы причины отставания, — отметил в разговоре с CNews Валерий Милых, представитель “Softline”. — Впервые последовательно и четко формулированы цели, методы их достижения, риски на пути достижения целей».

Слабой стороной стратегии Милых назвал малую глубину планирования целей. Также он отметил отсутствие жесткой стандартизации многих описанных процессов и методов.

«Положения стратегии являются актуальными и логичными, и сама она выглядит довольно целостной, — соглашается с Ивановым директор центра стратегического развития компании “Ланит-интеграция” (входит в группу “Ланит”) Павел Сварник. — Но слабой стороной любой стратегии остается именно ее реализация. Если позиция профильного министерства, описанная в стратегии, является более чем закономерной, то гарантий, что “спущенный сверху” документ заинтересует реальных участников рынка, пока нет».

Сложности данной стратегии, по мнению Сварника, лежат за границами предлагаемой стратегии, в частности, в налоговой и арбитражной системах, инвестиционном климате в целом, а также ситуации с экспортом. «Можно долго говорить о цифровой трансформации реального сектора экономики, однако без улучшений в некоторых базовых экономических институтах ситуация сильно не поменяется», — подчеркивает Сварник.

На текущий момент уровень цифровизации обрабатывающей промышленности объективно нельзя назвать высоким, продолжает он. «В целом, потенциал у предприятий обрабатывающей промышленности значительный, но его можно реализовать лишь системными мерами. Стратегия в данном случае — необходимое, но недостаточное условие», — пояснил CNews Сварник.

Источник.

Версия для печати54 просмотра.
Оцените статью по: